понедельник, 3 июня 2013 г.

[life.photo] Экскурсия в Могилев (апрель 2013). Свято-Никольский монастырь

Вот, видимо, и заключительная часть рассказа о поездке в Могилев в апреле 2013. Финальной точкой нашей экскурсии по городу был Свято-Никольский женский монастырь, храм которого построен в XVII-м веке.

К этому времени силы экскурсантов были уже почти исчерпаны, поэтому в монастырь отправились взрослые участники экскурсии и всего двое или трое детей. Что, наверное, было разумно, т.к. вряд ли в таком месте дети нашли бы для себя что-нибудь интересное. Мне самому, как правоверному атеисту, без фотоаппарата внутри монастыря было бы не очень интересно :)

Пока мы добирались до монастыря, погода сильно изменилась. Еще полчаса назад ярко светило Солнце, а сейчас небо затянуло плотными облаками. Краски исчезли, все стало серым. С одной стороны, это настраивало на серьезный лад, тем более, что и само место не располагало к легкомыслию. Но, как фотографу, было обидно, что не удалось запечатлеть сверкающие золотом кресты на фоне голубого неба.

Ко входу в монастырь мы шли мимо одного из зданий монастыря, жилого корпуса, в котором располагаются кельи монахинь. Первый этаж этого здания был построен вскоре после завершения строительства храма (т.е. на рубеже XVII-XVIII веков). Второй этаж был пристроен много позже, в XX-ом веке (воспроизвожу по памяти информацию экскурсовода).

Вход в монастырь

Свято-Никольский Собор:

Собор производит интересное впечатление. Его здание, само по себе, весьма большое. Но вот ощущения его внушительности не возникает. Даже когда находишься в непосредственной близости от него. Если же отойти чуть подальше, то вообще кажется, что это какая-то скромная небольшая церквушка. Да и сам монастырь производит впечатление "камерности". Миниатюрность -- это, наверное, подходящее слово.

Если не ошибаюсь, это звонница:

Некоторое время мы провели снаружи Свято-Никольского Собора, ожидая пока все женщины приведут себя в надлежащий вид с помощью выданных им на входе платков. За это время можно было бы побродить по территории и попробовать поснимать, но это же действующий монастырь. Проходящие мимо монахини одаривали нас такими недоброжелательными и ледяными взглядами, что вступать с ними в конфронтацию совсем не хотелось.

Внутри Собора красиво. И хотя в нем сейчас ведутся реставрационные работы и центральная часть алтаря полностью закрыта строительными лесами (которые, как я не старался, все равно попадали в кадр), все равно все выглядит очень богато, красочно и торжественно. Хотел было употребить термин "помпезно", но, наверное, это не правильно. Помпезности не было. Красочное убранство было, но при этом остро ощущалось, что это не музей, а действующий храм.

После небольшой исторической лекции экскурсовод дал нам 10 минут на самостоятельное обозрение внутреннего убранства Собора. Я специально у него спросил, что здесь можно фотографировать, что нельзя. Он сказал, что можно снимать общие планы, но нельзя снимать конкретные иконы и, ни в коем случае, нельзя снимать монахинь. Руководствуясь этими, как мне показалось, вполне разумными ограничениями я начал сновать по Собору щелкая кадр за кадром, как будто предчувствуя, что вскоре меня остановят.

Предчувствия меня не обманули. Сначала одна из служительниц обратила внимание, что кто-то из посетителей фотографирует своего ребенка на фоне убранства собора. И одернула их, заявив, что они могут снимать иконостас алтаря, но не себя. А буквально через минуту или две одна из монахинь остановилась около меня и строго спросила, что я собираюсь фотографировать. Я же в этот момент пытался выстроить "художественный" кадр, стараясь заснять линию из висящих подсвечников с горящими свечами, с небольшой глубиной резкости, чтобы поместить в фокус только один из подсвечников. Между нами состоялся приблизительно такой диалог:

-- Что вы собираетесь фотографировать?
-- Вот эти подсвечники...
-- А зачем?
-- Так ведь красиво же...
-- Не надо их снимать. Вы можете фотографировать только иконостас.

Скажу честно, некоторая волна злости у меня в душе в этот момент поднялась. Отчасти она была спровоцирована моим отношением к религии вообще. Но в большей степени во мне взыграло прищемленное творческое начало :) Серьезно, начиная со средневековья церковь была одним из крупнейших заказчиков для художников и скульпторов (если не главным и единственным). И тот высокий уровень изобразительного искусства, которое человечество достигло к XIX-XX векам является прямым итогом работ многих тысяч художников, скульпторов, резчиков по дереву, стеклодувов, литейщиков и пр. мастеров. Их достижения столетиями использовались церковью для создания у прихожан чувства раболепия перед величием церкви и Бога. И после всего этого посетителю храма не дают запечатлеть фрагмент украшения Собора и, возможно, тем самым привлечь чье-то внимание к этому месту... Но глядя в бледно-голубые, пронизывающие насквозь, горящие холодным огнем ненависти к еретикам-атеистам-праздно-шатающимся-тут-без-дела-туристам глаза монахини, я сказал лишь "Хорошо, извините, больше не буду". Выключил фотоаппарат и ушел. Не хотят, чтобы об этом месте оставалась у кого-то добрая память, это их дело.

Ну а вот несколько фотографий, которые я успел сделать до этого инцидента.

Не могу сказать, что внутри Свято-Никольский Собор произвел на меня какое-то исключительное впечатление. Да, красиво, много позолоты, красочные фрески. Но когда-то в уже далеком 1991-м году мне повезло побывать в парочке древних храмов в Суздале. Там не было такого количества позолоченной резьбы, намного меньше икон, фрески на стенах совсем другой палитры и техники. Но ощущение величия храма там было намного, намного сильнее.


PS. На этом, пожалуй, рассказы о недавней поездке в Могилев завершатся. Может быть, я еще буду публиковать одиночные фотографии из ранее не опубликованных. Но больших постов-репортажей не будет. Всем спасибо за внимание.

PPS. В Могилеве пробыл совсем не долго. Хотелось бы вернуться туда еще на пару-тройку дней, чтобы пройтись по разным его местам с фотоаппаратом не спеша. Могилев, действительно, производит впечатление эдакого уездного городка, который несколько гипертрофированно гордится своей историей, поскольку сейчас он имеет намного меньшую значимость, чем раньше. Дорогие могилевчане, прошу не обижаться на такую характеристику. Это мое личное мнение. Гомель, по отношению к Минску, такой же уездный город. И Минск, по отношению к Москве, такой же. И Москва, полагаю, по отношению к Риму, Лондону или Парижу... Но я не об этом. У Могилева есть очарование старого уездного городка. Именно этим-то он и притягателен. У Гомеля такого очарования, например, нет.

Отправить комментарий