понедельник, 29 марта 2010 г.

[work.humour] О менеджерах и выжженном мире Австралии

Слава Костин (пожалуй, самый ответственный из виденных мной проджект менеджеров) опубликовал у себя в блоге выдержки из статьи «101 способ понять, что ваш проект обречён». Одна из них меня не могла не зацепить:

29. Разработчики используют vi в качестве IDE

Я уже было стал придумывать свой “ответ Чемберлену”, но по счастливому стечению обстоятельств, наткнулся на блог http://haritonoff.livejournal.com/, точнее на замеку “Про Сахул; окончание”. Ответ уже был там, да еще какой:

Первые австралийцы же взялись за дело круче и сразу принялись за ландшафт – такие уж у них были методы охоты… они оставались таковыми до последнего времени – загонная охота с поджиганием растительности. Огонь, охватывая обширные территории, выполняет сразу две задачи: он выгоняет животных, которых можно убить, или сам убивает их; и превращает густые кустарниковые заросли в открытые участки, по которым легче передвигаться. Английский исследователь Чеслинг писал: "Юленгоры (племя) поджигают лес во время охоты. Они не могут пройти мимо сухой травы и не поджечь ее. У них вошло в обычай сдирать с деревьев полосу волокнистой коры… скручивать ее в жгут и идти с ним как с тросточкой, поджигая зажженным концом сухую траву вдоль дороги. К октябрю, когда ветер стихает, пожары успевают уничтожить перегной. Теперь жгучее солнце завершает разрушительную работу – страна превращается в груду пепла. В декабре ветер меняет направление; сильно насыщенный влагой, он дует с северо-запада, потоки дождя заливают страну… рыхлая почва, песок, зола, перегной – все смывается в болота или уносится в море".

По ориентировочным оценкам, каждая кочующая группа ежегодно выжигала около 100 км2 лесов, саванн, степей – целенаправленно или невольно. Тысячи таких групп за 20-30 тысячелетий могли многократно – десятки раз! – выжигать растительность на всей территории континента. Влажные леса уступили место кустарникам, саваннам, пустыням. Ничем более не компенсируемые периоды засухи на континенте, потери органики почвами и эрозия не позволили аборигенам самостоятельно освоить сельское хозяйство.

Вот так, в доисторические времена, менеджеры продвинули в жизнь эффективные методы охоты: племя больше не зависело от умения разработчика писать хороший код охотника одолеть сумчатого льва одной лишь рогатиной. Это раньше разработчик охотник был сам по себе – возьмет тестовый редактор рогатину и отправится в лес один, а напишет ли программу вернется ли вообще, а если напишет вернется, то принесет ли добычу к назначенному сроку – это вопрос. Явно не индустриальный подход, рискованный и непредсказуемый. Поэтому нужно поголовно перейти на настоящие, промышленные средства разработки охоты, гарантирующие результат вне зависимости от индивидуальных качеств программистов охотников.

Ну а то, что после таких методов со временем образуется пустыня – так пофик, главное проект сдать племя накормить здесь и сейчас.

Отправить комментарий