четверг, 18 марта 2010 г.

[life; photo] Сергей Максимишин. Маленькие истории.

Большое и очень интересное интервью с Сергеем Максимишиным. Позволю себе надергать оттуда фрагментов.

О кризисе фоторепортажа:

Просто фотограф уже не знает, как достучаться до человека, как заставить его почувствовать то, что чувствовал фотограф. Сейчас еще произошла очень странная вещь. Журнал «National Geographic» еще в 1970-е годы был тем, чем сейчас является телевизор. У человека не было никакого шанса увидеть жизнь папуасов. Единственный шанс – это купить журнал «National Geographic». У русского человека начала 20 века единственный шанс увидеть, что происходит на театре военных действий русско-японской войны, это купить журнал «Русский архив». Сейчас фотография перестала быть средством массовой информации. Мы не расскажем людям ничего такого, что люди не видели вчера по «ящику». Что нам остается делать? Может быть, нам уже не надо рассказывать, что было, может быть, нам надо уже показывать, как было. Фотограф превращается в транслятор ощущений. Здесь смыкается документальная фотография и арт-фотография. Уже нет этой грани.

В качестве иллюстрации к этому, имхо, очень подходит недавняя запись в блоге Дмитрия Шатрова с именно такой фотографией. Там снимок и сам по себе не плох, но вот в сочетании с предварительно рассказанной историей он вообще воспринимается мной “на Ура!”

О провинциализме:

У меня есть ощущение, что каждому фотографу надо снимать то место, где он живет. Есть дикий спрос на истории про Россию. Сейчас я проводил в Томске мастер-класс. Пришли ребята, у всех портфолио, такие папочки, а там Шри-Ланка, Вьетнам и еще какого-то черта лысого. Вы думаете, хоть у кого-нибудь была фотография, снятая на улицах города Томска? Я клянусь, что ни у одного человека. Я клянусь вам, что первый, кто снимет историю про город Томск, и опубликуют ее в «Geo», еще где-то… Люди не снимают Россию, хотя Россия – самая неснятая страна в мире. Вы знаете, у Петра Вайля в его книжке «Карта родины» есть глава о Комсомольске-на-Амуре. Он рассказывает, как он встречается с местными художниками, смотрит их картины. А картины такие – «Вселенная», «Космос», «Метеор» и так далее. И он говорит, что это первый признак провинционализма, когда человек пишет не о близком ему, он пишет сразу вселенную. Вот если бы фотографы снимали то место, где они живут, мне кажется, было бы намного лучше, потому что историй из Вьетнама вы найдете за 20 минут на лентах информагентств, а попробуйте найти город Бобруйск, Томск и даже Новосибирск.

О проблеме снижения порога входа в фотографию:

В.Кламм – Сергей, ты сказал, что достаточно большое количество людей уже научилось снимать на очень хорошем уровне. Есть иллюзия девальвации цены входа в профессию. Цифровая техника и так далее… Что сегодня может пробиться? Насколько существует проблема снижения планки входа в профессию?

С.Максимишин – По-моему, ее не существует. До перестройки все снимали на «Зениты» и «Практики», после перестройки стали снимать на «Canon» и «Nikon». Но те, кто не умел снимать на «Зениты», те и на «Canon» не умеют снимать. Все стали переходить с пленки на цифру, но кто не умел снимать на пленку, тот и на цифру снимать не сможет. Больше стало «дерьма», потому что пленка стоила денег, а цифра ничего не стоит. Но я не думаю, что это говорит о девальвации. Фотографов стало больше. Во всемирном конкурсе в 1970-е годы участвовало 400 фотографов, а в последнем 9 тысяч. Фотографов действительно стало больше и это проблема, топчут ноги.

Не могу удержаться и не прокомментировать применительно к программированию – безопасные языки, навороченные IDE, web-проекты и пр. привели к аналогичной ситуации и у нас, программистов. Имхо, конечно. (Тут вообще есть интересный феномен – никто не считает себя плохим программистом, и я в том числе, но если все мы такие хорошие, почему мы пишем дерьмовый код?)

О том, как нужно себя предлагать в качестве фоторепортера:

…Чтобы получать задания, нужно сначала самому ездить без уверенности. Раз съездил без уверенности, принес, два съездил без уверенности, принес, три, а на четвертый ты получишь заказ. Наивно думать, что придет редактор «Geo» и скажет: «Коля, съезди для нас». Зачем Коля, когда есть я. Пусть Коля талантливее, чем я, но Максимишин сделает за 3 дня, в срок и так, как надо нам. Пусть Коля способнее, чем Максимишин, но пусть Коля сначала продемонстрирует, что он умеет. Если хочешь взять, сначала дай…

(Тут мне вспоминаются споры в форумах программистов, о том, что они ни за что не будут делать тестовое задание перед собеседованием – мол, не на того напали. Я же смотрю на это со стороны работодателя: сначала продемонстрируй, что умеешь.)

…А я расскажу другую историю. Я 5 лет работал с журналом «Огонек». За 5 лет «Огонек» не придумал ничего умного. Не умеют они работать, надо работать самим. Ты что думаешь, я буду сидеть и ждать. Я работаю сам. Я захотел поехать в Иран, я нашел тему, нашел «бабки» и поехал. Я писал везде, что хорошая история, я пропагандировал.

Еще в интервью есть потрясающий отрывок о том, как не обижать людей снимками, как вообще решать для себя, что допустимо снимать, а что нет.

И еще очень интересно Сергей Максимишин говорит о том, что, по его мнению, в будущем у фотографии будет женское лицо – “девочки снимают животом”.

В общем, я прочитал с большим интересом и удовольствием. Так что рекомендую.

Отправить комментарий