понедельник, 15 февраля 2010 г.

[life] Цитаты из “Оружия победы”: коллектив конструкторов как оркестр и воспитание новых конструкторов

Цитирую “Оружие победы” В.Г.Грабина, глава “Тринадцать энтузиастов”:

Здесь надо сказать о нашей конструкторской специфике.

Работа конструктора начинается не с того момента, когда он садится за кульман, и не кончается, когда он поднимается с места. Конструктор работает — думает — и в КБ, и дома, и во время вечерней прогулки, и слушая музыку,— всегда и везде. Но для этого работа в КБ должна быть правильно организована. Для ясности позволю себе провести аналогию с оркестром.

Оркестр — это гармоничное сочетание музыкантов-исполнителей, возглавляемых одним человеком, инструмент которого — дирижерская палочка. Прежде чем выступать перед слушателями, оркестр должен сыграться. Он изучает, репетирует произведения. Здесь очень наглядна специализация людей. На репетициях, как и на концертах, оркестранты всегда располагаются по заранее отработанной схеме. Каждый выкладывает на пюпитр ноты. Взмах дирижерской палочки — команда начать исполнение. Дирижер следит за всеми и за каждым исполнителем в отдельности. В случае чьей-либо ошибки немедленно останавливает оркестр, после чего все начинается сначала. Таким образом, в методическом, кропотливом труде отрабатывается мастерство каждого исполнителя и всего коллектива.

Нечто похожее существует и в КБ, только конструктор не имеет готовых "нот" на чертежной доске, наоборот, он должен создать их сам, то есть рассчитать и сделать чертеж, который будет служить "нотами" для производственников.

Специализация, присущая оркестру, обязательна и в КБ: она обеспечит грамотное и быстрое решение всех вопросов. Отличие продукции артиллерийского конструктора от продукции, музыканта и в том, что пушки дают свои "концерты" в самую тяжелую для страны годину — на войне.

Итак, коллектив КБ, как и оркестр, состоит из людей узких специальностей; их гармоническое сочетание должно обеспечить высокое качество исполнения. Узкая специализация имеет и отрицательные стороны, она отдаляет конструктора от всего остального, что не входит в круг его непосредственных обязанностей, и это усложняет подготовку руководящего состава КБ. Каждый конструктор специализируется на создании одного механизма или агрегата, детали и узлы которого могут быть изготовлены и собраны совершенно независимо от изготовления и сборки других, смежных с ним деталей и агрегатов. Например, ствол, затвор, прицел могут быть изготовлены и испытаны независимо друг от друга, а затем соединены в одно целое — пушку. Таким образом, при узкой специализации конструктор может в относительно короткий срок приобрести высокую квалификацию в конструктивно-технологическом формировании своего агрегата, к которому, как и к орудию в целом, предъявляются три группы требований: служебно-эксплуатационные, экономические и эстетические. Лишь при использовании в работе над каждым агрегатом последних достижений науки и техники можно обеспечить надежность, безотказность, простоту в обслуживании, высокую эффективность, высокую технологичность, дешевизну и красоту пушки. Да, пушка должна быть красивой — для артиллериста это значит немало.

Конструктор — работник творческого труда, но КБ не может надолго откладывать решение проблем, возникающих в ходе работы, ждать, когда у конструктора появится вдохновение. И поэтому, как ни странно на первый взгляд, очень важным фактором в работе КБ является нормирование труда сотрудников. Конечно, это нормирование не может быть стереотипным, одинаковым для всех категорий работников. Например, деталирование и копирование чертежей — почти механическая работа, в то время как конструкторско-исследовательская деятельность требует полета фантазии. Однако и в этом случае труд нужно нормировать и стимулировать. Иначе многое, связанное с обороноспособностью страны, будет зависеть от настроения конструктора, исследователя. Допустить это невозможно. Поэтому в практике нашей работы снижение конструктором веса разрабатываемой им детали и другое улучшение ее конструкции поощрялось денежной премией, размер которой зависел от степени перевыполнения планового задания.

Конечно, люди и продуктивность их работы не могут быть одинаковыми. Искусство руководителя в том, чтобы вовремя изучить, оценить и направить развитие творческих способностей каждого конструктора в сторону наиболее выигрышную как для КБ, так и для самого человека.

Например, можно развивать у молодого конструктора способности к проектно-компоновочным проработкам изделия в целом. В этом случае от него требуется большой кругозор, размах, широта взглядов, смелость, способность быстро выбрать наилучшее решение, не занимаясь разработкой многих вариантов. Но, чтобы человек мог успешно вести компоновку всего изделия, необходимо научить его сначала конструктивно-технологическому формированию деталей, узлов, механизмов и агрегатов. У некоторых же нет необходимых данных для компоновки всей пушки, зато у них ярко проявляются другие склонности — к тщательно и глубоко продуманному конструктивно-техническому формированию агрегата, механизма, узлов и деталей. Очень часто именно такие специалисты вносят существенные изменения в предварительный проект изделия.

Что нужно для развития творческих способностей у начинающих конструкторов?

Нужно приучить человека мыслить схемами детали, узла, механизма, агрегата, пушки. Мыслить он должен критически. Обязательно критически. Для этого ему надо глубоко и в короткий срок изучить существующие и существовавшие прежде схемы узлов и деталей, агрегатов, механизмов и, наконец, пушек в целом. Все, что было и что состоит на вооружении как в своей стране, так и за рубежом.

Задача эта хотя и очень трудная, но уж не настолько, как может показаться сначала. Надо выбрать какой-то один тип орудия, наиболее простой в конструктивном отношении, и тщательно изучить его. Доскональное знание одного орудия, его достоинств и недостатков намного облегчает освоение других, потому что у орудия каждого типа есть все элементы, присущие простейшему, и потребуется изучать только то, чем оно отличается от простейшего. В итоге молодой специалист не вообще, а критически освоит многие конструктивные схемы орудий и их элементов. Без этого он творить не сможет. И это относится не только к артиллерийским, но и ко всем конструкторам, работающим в области машиностроения.

Конструктор должен непрерывно изучать все новое и у себя и в других КБ, а также за рубежом. Следить за развитием науки и техники не только по своей специальности, но и в смежных отраслях машиностроения, станкостроения, приборостроения, в автомобильной, тракторной промышленности.

Но вернусь к формированию личности молодого конструктора. Вот он создает какой-либо механизм. В ходе работы его предупреждают, что решение неудачное. Конструктор же настаивает на своем. Легче всего запретить ему дальнейшую разработку, приказать взяться за новый вариант, но приказом творческого работника не убедишь. Нужно, чтобы он больше верил своему руководителю. Поэтому конструктору разрешается довести работу до конца и даже, если потребуется, изготовить механизм в металле. Это нужно для воспитания, для подготовки кадров. Да, но нужен и работающий механизм для опытного образца пушки. Поэтому другому конструктору негласно дается задание на разработку нового варианта механизма. Бывали случаи, когда приходилось изготавливать заведомо неудачные механизмы. Только после этого заблуждающийся конструктор убеждался в том, что был неправ.

Казалось бы, все хорошо: один конструктор убедился в том, что он неправ, а другой разработал новый, удачный вариант механизма. Однако не все в жизни так просто. Описанный метод — средство, очень сильно действующее, нередко влекущее за собой тяжелые побочные явления. Молодой конструктор может потерять веру в свои способности и все замечания руководителей будет принимать некритично, перестанет отстаивать свои решения, потеряет самостоятельность, решительность. Это — самое страшное. Руководитель ни в коем случае не должен допускать этого, он обязан быть очень внимательным и осторожным, если хочет вырастить творческую личность, а не "чего изволите". Думаю, это применимо ко всем областям творческой деятельности человека.

С начинающим конструктором часто случается и такое: создавая какой-либо узел или механизм и увлекшись работой, решением различных конструктивных задач, он забывает о том, что механизм прежде всего должен разбираться и собираться. Подойдешь к чертежу — все изображено тщательно, даже красиво, но видно, что вся эта красота никогда не оживет, она мертворожденная. Молодой конструктор удивляется, когда предлагаешь ему рассказать о порядке сборки. Начинает рассказывать и делает неожиданное и горькое для себя открытие: действительно, не собирается! После этого ему ничего не остается, как приняться за разработку нового варианта.

Спрашивается: можно было бы не допустить этого в процессе проектирования? Конечно, можно! Было бы сэкономлено время. Но важнее научить конструктора шире и глубже думать. Ведь такой урок запомнится ему на всю жизнь.

Иногда несобирающийся механизм допускают к изготовлению в металле и предлагают конструктору самому собрать его в цехе. Этот метод воспитания действует еще сильнее, однако он опасен тем, что о происшедшем конфузе узнают многие. А ведь есть люди очень ранимые. Поэтому такой метод воспитания применялся в нашем КБ лишь как исключение.

Я говорил об искусстве руководителя правильно оценить и направить в нужную сторону развитие творческих способностей молодого конструктора. Но одно дело способности, другое — желание. Почти все молодые специалисты хотят сразу же проектировать всю пушку или хотя бы какой-то крупный ее агрегат. Мелкая, а тем более черновая работа, они считают, не для них. Мол, не для этого я получал диплом инженера. Однако для правильной, основательной подготовки нужно, чтобы молодой специалист начинал с деталировки узла, затем ему поручается конструирование несложных узлов, наблюдение за изготовлением, сборкой и отладкой в цехах. И уж потом, когда он пройдет все эти ступени, приобретет опыт разработки технологического процесса формирования детали, ему может быть доверена разработка более крупных узлов с обязательным личным выполнением деталировки своей конструкции и наблюдением за изготовлением и отладкой. Так постепенно растет молодой специалист. "Бумажный" конструктор не конструктор. Молодого специалиста приглашают на рассмотрение конструкций других механизмов, агрегатов и проектов пушек. Ему поручается проводить анализ и давать заключение по чужим конструкциям и проектам.

Комплексное выполнение всей работы одним конструктором дает хорошие результаты в смысле его воспитания и качества технической документации, но наступает такой момент, когда это оборачивается нерациональным использованием сил молодого конструктора. Тогда ему придают младший технический персонал, который работает по его заданиям.

Конечно, если бы молодые специалисты приходили в КБ не из аудитории института, а с производства, было бы куда лучше. Они скорее становились бы полноценными конструкторами. К сожалению, такой метод подготовки и воспитания специалистов у нас не применяется, а жаль. Со школьной скамьи надо внушать молодому человеку, что нужно расти именно так, а не иначе. В нашем КБ мы восполняли пробел в воспитании молодых специалистов тем, что обязывали их посещать цехи, когда те обрабатывали детали или собирали механизмы по чертежам именно этих начинающих конструкторов. То был отличный стимул для роста.

Имхо, все вышесказанное 1-в-1 переносится на разработчиков ПО.

4 комментария:

Unknown комментирует...

Хотел бы я, чтобы у меня было такое начальство.

eao197 комментирует...

Поскольку перед многими разработчиками со временем встает вопрос о карьерном росте (из программистов в менеджеры, например), то интересно другое: смог бы я сам быть таким начальством?

CrystaX комментирует...

Поскольку я однажды это уже опробовал (переход в менеджеры), могу сказать определенно: "Смог бы."
Эта уверенность основывается на том, что, даже уволившись с того места работы (кстати, в связи с
непреодолимыми разногласиями с вышестоящим начальством о роли руководителя), сохранил прекрасные
отношения со многими бывшими сотрудниками. И, встречаясь с ними сейчас, не раз слышал сожаления
о том времени, когда мы занимались общим делом. Я тоже с грустью вспоминаю то время, но смотрю
вперед с оптимизмом. Могу сказать абсолютно точно - сполна ощутив тот драйв, когда коллектив
совместно работает над сложным, но интересным проектом, не смогу больше никогда работать простым
механическим исполнителем. Интересная, творческая работа в хорошем коллективе - это как наркотик,
привыкание возникает очень быстро и отказаться уже невозможно. И мне даже не столь важно, буду ли
я руководителем этого проекта или просто равноправным участником (хотя и готов взять на себя
ответственность при необходимости), главное - это коллектив, движимый духом совместного творчества.
Грабин, кстати, об этом тоже пишет.

И вот еще что. Удержаться от основных ошибок начальника не так уж сложно, достаточно, чтобы сложились
доверительные отношения с коллективом, когда тебя не боятся. В этом случае на твои ошибки укажут
быстро, даже если ты их сам не видишь. Собственно, это и есть основная ошибка многих руководителей -
стремление всячески обособиться от коллектива, одновременно вызывая в подчиненных чувство страха
своей непредсказуемостью. Не могу не вспомнить замечательную книгу "Очарованный принц" Леонида Соловьева
о похождениях Ходжи Насреддина:

-----
В минуты досуга вельможа не был чужд возвышенным раздумьям, и даже любил их, как признак своего
несомненного духовного превосходства над подвластными. "Не в том ли и состоит главная обязанность
начальника, чтобы внушить подвластным страх и трепет? - размышлял он.- Достичь же этого проще
всего сечением их всех, подряд и без разбора, но непременно сопровождая кару приличествующими
назиданиями, без чего она не может возыметь должных благопоследствий". Эти раздумья успокоили
вельможу,- он почувствовал себя как бы воспарившим на могучих крыльях начальственной мудрости
в надзвездные выси, откуда все казалось мелким, ничтожным, заслуживающим не гнева, но одного
лишь презрения; взгляд его, устремленный на костлявого старика, не то чтоб смягчился, но словно
обрел некую бесплотность и проходил насквозь, не обжигая и не причиняя ран. "Что же касается
действительной вины секомого,- продолжал он расширять круг своих мыслей,- то подобные сомнения
вовсе не должны иметь доступа в разум начальника, ибо если даже секомый и не виноват в том деле,
за которое наказуется, то уж обязательно виноват в каком-нибудь другом деле!" От этой мысли,
от ее глубины и силы, у него даже дух захватило; подниматься выше было некуда, выше начиналась
мудрость уже божественная,- он воспарил к самым ее границам, и его мысленному взору как бы
открылся океан слепящего, непостижимого света!
-----

Вообще, "Оружие победы" - потрясающая книга. Прочитал одним заходом больше половины, никак не мог
оторваться. Люди, которые там описаны, мне неизвестны, но их поступки и даже зачастую речевые
обороты - узнаваемы на 100%.

eao197 комментирует...

2CrystaX:

>могу сказать определенно: "Смог бы."

А вот я про себя так сказать не могу. Поскольку для того, чтобы понять, что вот этому человеку нужно сразу указать на ошибки, а вот этому дать возможность самому убедиться, а вот этот должен пройти через "публичное признание". Для этого нужно понимание людей. А для понимания нужен интерес к людям. Чего у меня, ярко выраженного аутичного шизоида, не наблюдается в принципе :)

Поэтому я от руководства всячески старался отмазываться, пока возможности были.

А работать в творческом коллективе, над амбициозными проектами, с вменяемым начальством -- это здорово.