воскресенье, 12 января 2014 г.

[life.history] Интересно про Луи Пастера и его эксперимент с колбой с изогнутым носиком

Не уверен, что в школе нам рассказывали про важный эксперимент Луи Пастера, который показал, что в питательной среде не может зародиться жизнь сама по себе. Точно помню, что прочитал об этой истории не так давно и она отпечаталась у меня в памяти как замечательный пример простоты и элегантности решения сложной проблемы.

Суть эксперимента, как я его запомнил, была в том, что Луи Пастер залил питательный раствор в несколько стеклянных колб, отличающихся только формой своего носика. В тех колбах, в которых форма носика допускала проникновение в колбу пыли, на растворе возникали колонии микробов. А в колбах, где носик имел изогнутую форму, благодаря которой пыль оседала на стенках носика, не не могла попасть на раствор, колоний не было. Тем самым экспериментально было показано, что микроорганизмы, вызывающие рост колоний, перемещаются посредством пыли, а не возникают сами по себе из ниоткуда.

Но, вот уж поистине, в действительности все происходит совсем не так, как на самом деле :) Вот, полагаю, более точная и версия этой истории. С интригующими, я бы сказал, подробностями (источник -- глава из книги А.Маркова "Рождение сложности"):

...Луи Пастер в 1865 году хитроумным экспериментом сумел доказать, что никакой жизненной силы нет. Этот опыт, показанный в парижской Академии наук во время знаменитого диспута с Пуше, вошел в школьные учебники всех стран. Пастер предложил не запаивать наглухо прокипяченный бульон, а оставить в стеклянной колбе тонкий, дважды изогнутый открытый носик. Если жизненная сила есть, то даже узкий извилистый проход не помешает ей проникнуть в колбу и породить микробов. Если же такой силы нет, то микробы из воздуха будут оседать на изгибах стеклянного носика, и бульон останется стерильным. Оппонент Пастера Феликс Пуше утверждал, что в колбе с тонким изогнутым носиком в питательном бульоне микробы все равно появятся. И это означало бы присутствие жизненной силы.

Пуше на тот эпохальный диспут не явился. И академики, разумеется, признали поражение Пуше и победу Пастера. Ведь если один из спорщиков не пришел на суд научной общественности, значит, он сам признал свою неправоту. Таким образом, ученый мир удостоверился, что живое порождается только живым.

Результат диспута удовлетворил всех, кроме... самого Пастера. Дело в том, что в хитроумных пастеровских колбах, как ни кипяти питательную среду, какими узкими ни делай изогнутые носики, микробы все-таки появлялись. Не должны были появляться, неоткуда им было взяться, но появлялись, и сам Пастер об этом знал. Хотя появление микроорганизмов в кипяченом бульоне противоречило его обширному опыту и здравому смыслу. Во время диспута Пастер не признался в своих сомнениях, но в течение следующих 20 лет пытался эту загадку разрешить. И разрешил. Оказалось, что дело тут в специфике того микроба, с которым работал Пуше. Это была сенная палочка, споры которой погибают только при температуре 120°С. Кипячением эти споры не уничтожаются, и для того, чтобы все же доказать самому себе победу в том давнем диспуте, Пастеру пришлось изобрести автоклав, аппарат для стерилизации при больших давлениях и температурах. Так что, можно сказать, результатом того исторического спора оказалось не только доказательство отсутствия жизненной силы, но и изобретение автоклава. О пользе первого можно спорить, а вот автоклавом люди пользуются до сих пор...

Как много в истории зависит от стечения обстоятельств! А вот приди Пуше на этот эпохальный диспут... Или используй в своих опытах Пастер микробов, погибающих при обычном кипячении...

Отправить комментарий