воскресенье, 1 ноября 2009 г.

[life] Захотелось рассказать про алмазы и бриллианты

Посмотрел вот этот фоторепортаж об огранке алмазов в фирме Тиффани и вспомнилось, что моя первая специальность, полученная еще в школе – огранщик алмазов в бриллианты.

В советские времена в старших классах школы была такая штука, как УПК – учебно-производственный комбинат. Один день в неделю старшеклассники ходили в какое-то учебное заведение, где приобретали какую-нибудь специальность. Так уж получилось, что мне пришлось выбирать между слесарем и огранщиком, и я выбрал огранщика :)

Два года я отходил в специализированное ПТУ-113, которое готовило кадры (оценщиков, обдирщиков, огранщиков и пр.) для местного ювелирного завода “Кристалл”. Потом сдал экзамен, получил 3-й разряд и несколько приглашений трудоустройства на “Кристалл”. Не то, чтобы я хотел туда идти, но грела мысль, что в случае пролета мимо университета у меня будет нормальная и хорошо оплачиваемая работа.

А идти работать огранщиком не хотелось потому, что это жуткая рутина. По рассказам, для получения хорошей зарплаты огранщику нужно было делать по 100 камней за смену. Просто для сравнения – в начале обучения мы делали нижнюю часть одного круглого камня за 3-4 часа. Перед окончанием обучения у меня получалось сделать весь камень (низ, площадку и верх) минут за 30-40.

Со стороны может казаться, что в огранке алмазов есть что-то интересное и творческое. На самом деле, в 99% случаев это просто тупая и механическая работа по заранее определенным и заученным правилам. Наверное, есть некий (очень маленький) процент огранщиков, занимающихся нестандартными камнями и делающих нестандартную огранку. Но нас этому не учили.

Нас учили делать круглые бриллианты с 17-ю гранями (фацетами). Это были маленькие камешки, диаметром не более 2мм и массой в какие-то сотые доли карата. Круглые камни большего диаметра гранят уже под 57-мь фацетов. Вот так:

При производстве камня с 57-ю гранями сначала делают базовую огранку с 17-ю гранями, а потом на большие грани наносятся несколько более мелких (называемых клинья). Нас учили делать только базовую огранку, что очень просто (вот ведь, уже 20 лет прошло, а все равно помню).

Берется камень. Он уже круглой формы, его низ, как правило, имеет форму пирамиды с неправильными гранями, а верх – форму цилиндра. На этом цилиндре на маленькой металлической “наковальне” (я не помню ее названия) проводится “линия рундиста” – разделитель между нижней и верхней частями камня. Сначала эта линия имеет серый цвет (как будто ее провели простым карандашом).

После этого камень своей верхней частью закрепляется в “приспособлении” – это такая штука с маленькими ножками, которую держишь в левой руке. С помощью приспособления камень опускается на алмазный ограночный диск. Вот на этом снимке огранщик держит как раз такое приспособление:

Алмаз в приспособлении укрепляется в специальном патроне. Этот патрон вращается, один шаг вращения (“щелчок”, т.к. при вращении слышны щелчки), если не ошибаюсь, 22.5 градуса: 4 щелчка – поворот на 90 градусов, 2 щелчка – поворот на 45 градусов.

Самое первое действие, которое нужно для создания низа камня – это определение “самого мягкого направления”. Если мне не изменяет склероз, то для его поиска нужно найти самую большую грань, затем повернуть камень на два щелчка влево – здесь и будет самое мягкое направление. Здесь делается первая грань низа – ее нужно повести точно к линии рундиста. Опустишь ниже – камень придется уменьшать в диаметре.

После того, как сделана первая нижняя грань, камень окунают в специальный раствор – буру (говорят – забурить камень). После этого линия рундиста меняет цвет и становится красной. Затем выполняются четыре щелчка влево и делается вторая грань. Потом еще четыре щелчка и третья грань, потом четвертая. В результате внизу камня должна получиться правильной формы пирамида с гранями одинакового размера. Потом два щелчка влево и между двумя большими гранями делается пятая, потом остальные – в итоге внизу вместо четырех станет восемь граней.

Потом камень вынимают, вставляют в другое приспособление, специально предназначенное только для огранки площадки (самой большой горизонтальной грани в верхней части камня) и делают площадку. По-моему, в этом приспособлении камень фиксируется при помощи обычного хозяйственного мыла. Благодаря этому он как бы “плавает” и сам разворачивается в нужном направлении при опускании на ограночный диск.

Затем камень возвращают в первое приспособление, но закрепляют так, чтобы наружу из патрона выступала верхняя часть камня. Да и сам патрон разворачивают по другому, поскольку угол наклона верхних граней совсем другой. Огранка верхних граней делается по тому же принципу – сначала четыре больших грани, затем на местах их соприкосновения еще четыре, но все по щелчкам патрона, без самодеятельности.

Потом камень опускают в кислоту, чтобы убрать мелкие частички металла, прилипшего к камню, и бриллиант готов.

Вот, собственно, и все. Все ходы записаны – нет места ни шагам влево, ни шагам вправо. Нет никакого искусства или намека на творчество. Даже сама схема огранки подобных круглых камней была выработана задолго до моего рождения. Мастерство же огранщика заключается в том, насколько быстро и безошибочно он делает эти стандартные операции. Если нам, школьникам, нужно было потратить минут 10-15 и выполнить 15-20 прикладываний камня к алмазному кругу, чтобы сделать одну грань, то у обучавших нас мастеров на это уходили считанные секунды – одно долгое прикладывания камня к кругу, затем еще одно, если нужно точно подвести грань к линии рундиста, потом заключительное прикладывание к специальной, шлифовочной части круга, затем четыре щелчка и мастер делает уже следующую грань.

Кстати делают огранку только при искусственном освещении – на солнечном свету камень так сильно рассеивает свет, что границ между гранями просто не видно.

Такие дела. Никакой романтики или творчества. Программирование по сравнению с такого рода огранкой просто образец очень творческой специальности.

PS. Огранщиком я ни одного дня не проработал. Повезло поступить в университет и выучиться на программиста. В начале 90-х наш “Кристалл” чувствовал себя весьма неплохо – высокие зарплаты, квартиры для сотрудников и т.д. Даже какие-то попытки “конверсии” предпринимались, вроде организации непрофильных производств – выпуск зажигалок и тому подобной лабуды. Потом, по мере разобщения России и Белоруссии (а сырье все было из Якутии), ситуация становилась все хуже и хуже. Насколько я слышал, в районе 2000-го большое количество самых лучших огранщиков уезжали в Москву, где работали прямо на квартирах. Да, здоровенные ограночные станки, весом в 500-600кг, устанавливались прямо в квартирах и там за 600-800 долларов в месяц люди работали и не собирались возвращаться, т.к. на “Кристалле” платили в разы меньше. Насколько “Кристалл” жизнеспособен сейчас – не знаю, но судя по тому, как активно он сдает площади в аренду, дела идут не ахти. Обычное, в принципе, дело – рыба гниет с головы. Оказалось руководство предприятия неспособным к новым условиям, и уникальное производство, одно из крупнейших в своем роде в Восточной Европе, накрылось медным тазом.

PPS. А бриллианты, сволочи, все-таки очень красивые. Даже при искусственном освещении.

Отправить комментарий