суббота, 2 июля 2011 г.

[life.sport.darts] Принял участие в Чемпионате РБ по дартс

25 июня в Минске, во Дворце спорта состоялся Чемпионат Республики Беларусь по дартс. Рассказ, о том, как я в нем поучаствовал, отправлен под кат для тех, кому это интересно. Сразу скажу, что впечатлений больше негативных, чем позитивных. Поэтому рассказ местами может быть слишком эмоциональным. И букафф многа :)

Вообще чемпионат – это какой-то долгострой, который настолько часто переносился, что ожидать от него чего-то хорошего было довольно сложно. Сначала его наметили на середину февраля. Затем перенесли на апрель. В апреле – на конец мая. В мае – на 2 июля. Затем на 25 июня. В организации чемпионата принимала участие не только Белорусская Профессиональная Федерация Дартса (БПФД), но и министерство спорта. Поэтому турнир прошел во Дворце Спорта. Впрочем, лично у меня есть большие сомнения в том, что это пошло чемпионату на пользу.

Регистрация на турнир проходила с 9:00 до 10:00. Сами матчи должны были начаться в 11:00. Принять участие в чемпионате из нашей офисной дартс-тусовки решилось пятеро: я, Дима Косточко, Паша Денисов, Денис Томашенко и, впервые решивший проверить себя на столь серьезном уровне, Андрей Бузуверов. Плюс Лёша Федорцов составил нам компанию в качестве болельщика.

Поскольку нас было шестеро, и везли мы с собой три мишени, то для поездки в Минск мы наняли микроавтобус. На котором выехали из Гомеля в районе шести часов утра. При этом я встал в четыре, чтобы успеть нормально позавтракать.

Ко Дворцу Спорта в Минске мы прибыли где-то в 10:40. Вокруг Дворца оцепление, проходы только через специальные КПП – в этот день в Минске было что-то вроде Дня Спорта. Благоразумно оставив “стратегические запасы” 40-градусных напитков в машине мы двинулись к ближайшему КПП. Где подверглись весьма дебильной и унизительной процедуре досмотра.

В турникете оцепления было сделано что-то вроде двух смежных ворот, между которыми стоял небольшой столик. На этот столик мы дружно сгрузили свои мишени в коробках. После чего стали предъявлять для досмотра сумки и рюкзаки. Мне и идущим за мной повезло – милиционеры в наших воротах просто заглядывали в сумку, для приличия уточняли что-нибудь и давали добро на проход. А вот Диме Косточко и Денису Томашенко в других воротах повезло меньше. Они наткнулись на ретивого молодого лейтенанта, который стал учинять им дотошный досмотр. Диме Косточко пришлось чуть ли не весь свой рюкзак вывернуть наружу. А Денису Томашенко досмотрщик пытался запретить пронос бутылки с кока-колой. Но тут, видимо, терпение не выдержало даже у находившегося рядом высокого милицейского чина в штатском (я так понял, что это был зам.нач.ГУВД Минска Игорь Евсеев) – он кратко, но емко, объяснил лейтенанту, что нефиг доходить до маразма, и от Дениса таки отстали.

При этом никто в коробки с мишенями даже не заглянул и не проявил к ним ни малейшего интереса. Надо полагать, что литровая пластиковая бутылка кока-колы кажется нашим доблестным стражам порядка более опасной штукой, чем пятикилограммовый блин с металлическим ободом, диаметром 450мм. Не знаю, как на моих попутчиков, но для меня эта проверка стала первым деморализатором. К тому же она оказалась не последней – на входе содержимое сумок пришлось предъявлять еще двум охранникам, на этот раз спецназовцам. И опять здоровенные мишени никого не заинтересовали.

В общем, на месте мы оказались минут за 15 до начала соревнований. За это время я успел повесить свою мишень на свободный стенд, переговорить немного с судейской бригадой по поводу утешительного турнира и минут пять побросать дротики в качестве разминки.

Как раз на разминке случился очередной неприятный момент. На эту же мишень встал еще один игрок со своей подругой (или женой, не знаю точно). Которая, возможно, первый раз в жизни держала дротики. В принципе, ситуация, когда на одной мишени разминаются двое-трое, а то и четверо человек – это в порядке вещей. Но эта парочка стала не просто разминаться. Сначала он ей подсказывал как нужно бросать дротки, потом они подошли к мишени и он начал ей объяснять как подсчитывать очки. После чего они оба вернулись на рубеж для броска! Тут уж я ох*ел. Поскольку на разминке принят простой порядок – бросил сам и жди окончания бросков других игроков. А здесь откровенное нарушение ранее этого негласного правила – т.е. наплевательское отношение к другим игрокам. И ладно бы это делал какой-нибудь новичок, так нет. Человек не первый год играет, на очень высоком уровне. Должен бы понимать, что к чему. Видя все это я чуть удержался, чтобы не произнести: “Что за х*йней вы здесь страдать собрались?” Но, поняв, что цензурно объясниться не смогу, просто стал пробираться к другой мишени.

Пробираться – это хорошее слово. Как раз очень точно передает процесс перемещения в игровой зоне. Поскольку игровая зона была настолько маленькой, насколько это вообще было теоретически возможно. Дело в том, что для турнира отвели восточное крыло фойе Дворца Спорта. Говоря по простому – коридор. Шириной около 6-7 метров. В центре разместили стенды с мишенями, по обе стороны от которых должны были располагаться игроки.

По правилам линия броска должна находиться на расстоянии 2.37м от центра мишени. Т.е., минимально нужно иметь где-то по 3 метра свободного пространства с каждой стороны стенда. С одной стороны было именно столько, обратите внимание, где находится левая нога игрока – практически у стены:

Но главное не в том, что место было мало для бросающего дротики игрока. Главное – это отсутствие места для ожидающего своей очереди противника. Ему приходилось стоять не за спиной у бросающего (да еще не ближе 0.6м, как предписывается правилами), а рядом. Чуть ли не плечо в плечо.

Поэтому с этой стороны игровой зоны даже “пробраться” не совсем точно. Здесь приходилось “протискиваться”. Пробирались мы на противоположной стороне – там было на 0.5-0.7 метра побольше.

Теснота плоха сама по себе и играть в таких условиях сложно. Но на чемпионате она давала еще один отрицательный побочный эффект – было очень жарко и душно. Ну а по другому и быть-то не могло. Это же не спортзал, рассчитанный на активную игру многих людей, а небольшой коридор с низким потолком. Из-за жары я через пять минут разминки почувствовал, как по мне градом течет пот. А дротики буквально прилипали к пальцам.

К счастью, во второй половине турнира с теснотой и духотой стало полегче. Во-первых, уговорили охрану открыть одну из боковых дверей. Для чего рядом с ней был выставлен милицейский пост – один милиционер с рацией, который несколько часов просидел наблюдая за происходящим. Во-вторых, осталось меньше игроков – групповые стадии окончились, первые раунды плей-офф тоже, поэтому играющих становилось все меньше и меньше. Но по началу было тяжело.

Еще один побочный эффект тесноты – шум. Когда игроки вокруг мишеней толпятся как селедки в бочке, шум образуется приличный. Считают очки, издают победные вопли или в чувствах матерятся после промаха – непрерывный галдеж со всех сторон. К концу турнира появилась другая проблема с шумом. Помещение маленькое, освободившиеся игроки кучковались, эмоционально обсуждали свои результаты и достижения. Но слышны эти обсуждения были даже в противоположном конце игровой зоны.

При перечислении негатива нужно отметить еще и кафельный пол. Непосредственно под мишенями были постелены ковровые дорожки. Поэтому если дротик выпадал из мишени, то на мягкое. А вот если отлетал, то падал на твердый пол. И, как назло, иглой вниз. С искрами. В результате после чемпионата три дротика пришлось затачивать, а один из них стал вообще тупой – небольшая плоская площадка вместо острия иглы.

В общем, весь перечисленный негатив как-то внезапно нахлынул со всех сторон буквально в первые 15-20 минут. К чему я оказался совершенно не готов. Наверняка, если бы мы приехали не за 15 минут, а за час до начала игр, удалось бы психологически приспособиться. Но ведь мы выезжали из Гомеля с расчетом прибыть на место не раньше 10:30. Т.е. изначально не дали себе достаточно время для акклиматизации. Из-за чего я сильно разозлился на себя. Нужно было планировать дорогу по-другому, но излишняя самоуверенность дала о себе знать.

Все это привело к тому, что когда я играл групповой этап, у меня в голове навязчиво крутилась одна мысль: “Что за х*йня здесь творится и какого х*я я сюда приперся?” Понятное дело, что с такими мыслями выиграть нельзя. Так оно и оказалось. Я слил обе свои игры с позорным счетом 0:3. Но это было заслуженно.

Группы на первом этапе турнира были маленькие. В мужском личном первенстве заявилось 54 человека. Поэтому сделали 16 групп, в большинстве из которых было по 3 участника. Т.е. изрядному количеству игроков суждено было сыграть лишь по две игры на Чемпионате. Что было довольно обидно – многие добирались в Минск не один час. Для того, чтобы через полчаса после начала турнира узнать, что они могут собираться в обратную дорогу. С другой стороны – это спорт. В PDC-шных турнирах вообще групповых этапов нет – сразу плей-офф – проиграл первую игру и свободен. Там даже лидеры мирового дартса, бывает, в первом же раунде выбывают.

Специально для компенсации моральных потерь на многих соревнованиях проводят утешительные турниры для проигравших. На этом чемпионате такой турнир организовывал я. Не в одиночку, конечно, с поддержкой от всей судейской бригады.

Первоначально планировалось, что в утешительный турнир попадут только игроки, выбывшие на стадии группового этапа. Я не собирался брать проигравших в 1/16. Поэтому начал готовить список участников ближе к концу группового этапа по мере поступления групповых протоколов. Жеребьевку планировал сделать на основе специального рейтинга – среднего количества выигранных за матч легов. Чтобы игрокам, показавшим в группах самую лучшую игру в утешительном турнире попали игроки с самой худшей игрой.

Жеребьевку должна была выполнить небольшая специально написанная для этого случая программка. Ей нужно было скормить текстовый файлик с фамилиями игроков и их рейтингом. Делал я этот файлик минут 20, обрабатывая поступающие групповые протоколы. И когда он был практически готов мне, как назло, пришлось на пару минут отлучиться от компьютера. Когда я вернулся, оказалось, что ноутбук, на котором я делал список игроков, окончательно сдох из-за полностью разряженного аккумулятора.

А работал он на аккумуляторах потому, что около судейских столиков не оказалось ни одной электрической розетки. Не могу себе представить, как такое могло произойти, но произошло. Пришлось искать розетку. Нашлась. Понятное дело, в другом конце игровой зоны. Ну да ладно, главное, что нашлась. Включили ноутбук, он начал загружаться и тут выяснилось, что именно сейчас Windows решила накатить Service Pack. Чем она и занималась последующие 30 или 40 минут.

В ожидании зарядки компьютера я вновь составил список участников. На этот раз на бумаге. Для чего вновь перебрал все протоколы. К счастью, на турнире был и второй ноутбук, в аккумуляторе которого еще оставалось заряда минут на 40. На нем я решил вводить список игроков заново. Естественно, что и здесь не могло обойтись без сюрпризов – на втором ноутбуке на клавиатуре не было нарисовано русских букв – только английская раскладка. И как после этого не поверить в актуальность законов Мэрфи? ;) К счастью, отсутствие русских букв на клавиатуре не является препятствием для человека, который уже больше 20 лет работает на IBM PC-шных компьютерах – главное, во время набора смотреть только в экран, а пальцы сами будут нужные клавиши нажимать :)))

В общем, после получаса приключений был сформирован первый список участников утешительного турнира – по-моему из 21 человека и проведена жеребьевка. Но начать мы не успели, т.к. объявили 1/16 финала основного турнира, все мишени оказались заняты, да и большинству свободных игроков пришлось принять участие в 1/16 в качестве судий.

В 1/16 я судил матч Подвойский-Шатьков. Мне повезло, матч оказался коротким, Игорь Подвойский выиграл “в одну калитку” – 4:0. А я стал меньше переживать за свой невыход из группы. Просто увидел уровень игры, достойный этого чемпионата, намного более высокий чем мой. Правильно, что я не попал в 1/16 и не портил плей-офф своей корявой игрой.

После того, как я отсудил игру 1/16, вернулся к подготовке утешительного турнира. Тут Алексей Юша, на энтузиазме которого, я считаю, держится боОольшая половина белорусского дартса, предложил мне допустить к утешительному турниру и проигравших в 1/16. Мотивируя это тем, что среди проигравших много не-минчан. И что если их сейчас не задействовать в новых играх, то многие просто разъедутся. Не то, чтобы я был в восторге от этой идеи, поскольку это и затягивало начало, и входило в противоречие с ранее данными мной обещаниями, что игроки плей-офф в утешительный турнир допущены не будут. Но Лёша был прав, поэтому я согласился.

По предварительным прикидкам количество игроков утешительного турнира должно было возрасти до 37 человек. Плюс Лёша предложил включить в него еще нескольких участниц женского чемпионата, которые займут последние места в своих группах. Это означало, что утешительный турнир должен начинаться не с 1/16, а с 1/32. Причем подавляющее число игроков должны были пройти в 1/16 без игр, а только нескольким счастливчикам повезло начать в 1/32. Мне, например :)

К сожалению, на уточнение нового списка участников ушло много времени. Нужно было дожидаться окончания игр 1/16 (а в некоторых матчах там шло настоящее мочилово – игроки разбирались друг с другом в решающем леге), опрашивать проигравших. Кого-то уговаривать. Кто-то по началу отказывался, потом соглашался, кто-то наоборот. Да и фамилии троих участниц утешительного турнира все никак не могли определиться. В итоге, мы сделали предварительный посев на 1/32 с помощью программы. А потом с помощью карт случайным образом добавили в него еще четверых или пятерых игроков. Здесь я, наверное, сильно раздражал своей тупизной Лёшу Юша – он мне несколько раз рассказывал каким образом можно досеять новых игроков в уже имеющуюся сетку, но я поймал такого жестокого клина, что не мог воспринимать вообще никаких объяснений. Такое иногда со мной случается и тогда я теряю возможность переключаться с одной задачи на другую.

В конце-концов сетка утешительного турнира была сформирована. Для того, чтобы не ждать троих участниц из женского чемпионата (имена которых все еще не были определены) их включили в сетку просто под номерами. А в результате потом вообще вычеркнули, т.к. групповая стадия женского этапа сильно затягивалась. И из этого следует сделать выводы – нам сразу бы регистрировать потенциальных игроков на турнир под номерами и под номерами же сеять на олимпийку. А затем, по ходу уточнения списка участников заменять номера реальными фамилиями.

К сожалению, я не запомнил, во сколько начался утешительный турнир. По-моему, незадолго до 16:00. И далее для меня начался калейдоскоп. Нужно было идти играть свою игру, затем фиксировать результат, отвечать на вопросы, выискивать потерявшихся соперников, опять играть, опять отвечать, опять искать… В результате пришел к мнению, что не правильно совмещать игры с организаторством и судейством. Нужно заниматься либо тем, либо другим. Стал еще больше уважать тех, кто занимается подготовкой соревнований БПФД. Огромный респект и уважуха!

В утешительном турнире я дошел до 1/4, где столкнулся с Александром Тукаем. Первый лег я ему отдал вообще в чистую. Во втором смог зацепиться и даже первым вышел на удвоение, но не закрылся. Чего противник мне не простил. Не смотря на проигрыш 0:2 от игры остались очень хорошие впечатления – Тукай играл настолько здорово, что никаких отрицательных эмоций от проигрыша даже не возникло. Ну и, как оказалось, проиграл я не кому-нибудь, а будущему победителю всего утешительного турнира. В 1/2 он выбил Виталия Навойчика, а в финале в напряженной борьбе победил Александра Корня.

Из-за позднего начала утешительного турнира его финал проводился перед самым началом финальной игры мужского чемпионата. В которой сошлись легенда белорусского дартса Вячеслав Толкачев и очень сильно играющий в последнее время Игорь Подвойский. Финал выдался очень упорным, встреча дошла до решающего лега, в котором шансы закрыться раньше и победить были у обоих. Но огромное нервное напряжение и, полагаю, накопившаяся усталость давали о себе знать. Крепче оказался Толкачев, хотя я болел за Подвойского :(

После мужского финала мы быстренько собрали манатки и хотели отбыть домой, но нас обломил водитель микроавтобуса – на тот момент он был на другом конце Минска и обещал добраться до нас через час. Что дало нам возможность посмотреть и женский финал.

В этом финале сошлись Ирина Зинкевич (Борисов) и Екатерина Гордеева (Минск). Финал получился нервный, очень интересный. И хотя счет, помнится, был сильно в пользу Гордеевой (если мне не изменяет мой склероз – 4:1), он не отражает напряжения игры. Зинкевич зачастую обгоняла Гордееву на наборах, но ей не везло с удвоениями. А у Гордеевой была обратная ситуация – слабые наборы, но быстрые попадания в удвоения.

Итак, чемпионами стали Вячеслав Толкачев и Екатерина Гордеева. С чем я их от всей души поздравляю. Выигрыш заслуженный, над сильными соперниками, в очень тяжелых условиях. Есть с кого брать пример.

Смотреть награждение мы уже не стали, а пошли на стоянку к микроавтобусу в надежде, что водитель уже там. Где простояли потом еще полчаса, а может и больше :) Но это было не важно. Главное, что мы таки поехали домой. И что в машине у нас был хороший коньяк. Забавно было ехать по Минску, используя коробку от мишени в качестве обеденного стола и разливая коньяк по рюмкам во время остановок на светофорах :) В итоге домой я добрался в половине второго ночи, уставший и довольный :)))

Резюмируя. Хорошо, что съездили. Опыт был получен полезный. Своей игрой я недоволен, нужно еще очень много работать. Условия на чемпионате были плохие, если бы он проходил в каком-то из обычных мест (в Шабанах или на Славинского) наверняка было бы комфортнее. Ну да ладно. Будем готовиться к новым турнирам. Следующая цель – Belarus Open в конце августа.

PS. Несколько моих фотографий с чемпионата можно посмотреть здесь.

PPS. Поскольку это был физкультурно-спортивный праздник, то вокруг происходило много чего – и танцевальные выступления, и женский волейбольный матч, проходивший буквально за стеной… Но все это прошло мимо меня. Но не мимо Олега Ужова, чьи фотографии можно увидеть здесь.

Отправить комментарий