суббота, 17 апреля 2010 г.

[life.flame] LetItBit по-белоруски… А не спампаваць ли мне пару-тройку файлов? :/

Сервис LetItBit по моему IP-шнику определил, что я из Белоруссии и заговорил со мной по-белоруски:

Я долго не мог врубиться в термин “Спампаваць”…

Для не белорусских читателей я должен пояснить. Белорусский язык в нашей стране, хоть и государственный, но мертвый. На нем печатают газеты, ведут телепередачи (новостные в основном), его преподают в школе. Но в обычной повседневной жизни его не используют. Вообще. И ладно бы в городах. Даже в деревнях нет того белорусского языка, который на государственном уровне пытаются сохранить, есть трасянка.

Так что белорусский язык сейчас – это живой труп. Если бы его десятилетиями не преподавали в школе, он бы давным-давно умер сам-собой. Что было бы хорошо, лучше бы детям в школе давали больше уроков иностранного языка, чем белорусского.

Лично для меня белорусский язык – как красная тряпка. Поэтому, когда ко мне какой-то иностранный ресурс обратился по-белоруски, то я был, мягко говоря, шокирован.

А вот слово “спампаваць”, определенно войдет в мой обиход. Буду им что-нибудь обзывать.

PS. Любые националистические комментарии с попытками защиты белорусского языка будут мной безжалостно уничтожаться. Язык должен остаться как предмет изучения лингвистов, не более того.

9 комментариев:

zverok комментирует...

Занятно. Я общался лично с некоторым количеством минской интеллигенции (Наста Манцевич, Віталь Рыжкоў, Севярын Квяткоўскі), и в онлайне с ещё некоторым количеством; в результате этого общения немножко интересуюсь современной белорусской литературой и т.п.

И всё это были люди вполне адекватные (т.е. не воинствующие националисты или там не знаю, пропагандисты идеи «Беларусь — колыбель европейской культуры»), при этом общающиеся и пишущие исключительно по-белорусски, причём многие из них сознательно перешли на этот язык в уже вполне совершеннолетнем возрасте.

Евгений Охотников комментирует...

Во всем мире наберется множество адекватных и умных людей, общающихся друг с другом на эсперанто. Причем все из них сознательно перешли на этот язык во вполне совершеннолетнем возрасте.

С белорусским языком ситуация похожая. Есть некоторый процент граждан Белоруссии (порядка 6-7), которым важно сохранение этого языка. Они на нем и общаются. Все остальное население не имеет такой идеи и не пользуется белорусским языком, поскольку в повседневной жизни он не нужен и не используется.

Что до интеллигенции и белорусского искуства, то здесь, имхо, вообще отдельная статья. Тут белорусский язык является всего лишь формой аутентичности. Ну и (думаю в изрядной степени) способом ограничения контекста -- вот в белорусской литературе кто-то там -- это имя. А то, что он никому снаружи белорусской литературы не интересен, так это уже совсем другой вопрос.

zverok комментирует...

Любопытный подход. А ты так относишься ко всем национальным языкам? (Ну, или, скажем так, языкам небольших наций?)

Евгений Охотников комментирует...

Собственно, так же, как и к самим небольшим нациям -- пока они меня не трогают, они меня не волнуют.

Ну, например, в Башкирии большое количество населения пользуется башкирским языком. У них своя история, свои традиции, обычаи и т.д. Все это хорошо. Поскольку, например, в Калининграде не заставляют детей в школе учить башкирский наряду с русским.

А вот у нас заставляют. Хотя процент пользующихся белорусским языком, может быть, не выше процента башкиров в России.

SAnty комментирует...

Евгений в Калининграде и не должны заставлять учить башкирский, потому что это государственный язык республики Башкирия. В Росии государственный язык - русский.
У нас в Украине государственный - украинский. У вас белоруский государственный язык. Это нормальная практика.
Я например живу в Украине, украинский должен знать потому что это государственный язык. Хотя я по национальности белорус, мой отец и дед белорусы. В даный момент я для себя учу белорусский.

Rustam комментирует...

Кстати в Башкирии как раз заставляют учить башкирский в школе, русские и татары которых больше чем башкир не очень довольны.
А насчет белорусского языка я и не подозревал что так все грустно. С этой стороны тому же башкирскому или татарскому такое не грозит, слишком далеки от русского и плюс достаточно большие культурные отличия.

Евгений Охотников комментирует...

2SAnty & Rustam:

Ситуация с белорусским языком уникальна. В Башкирии, я уверен, есть куча районов, в которых знание башкирского языка будет жизнено необходимо. Даже если с русским языком вы сможете купить продукты или лекарства, то все равно не сможете полноценно общаться с соседями или с коллегами. Причем особенно неприятно будет не вам, взрослым, а маленьким детям, которые не смогут общаться со сверстниками во дворе/садике/школе.

Аналогичная ситуация, насколько я знаю, будет в западной Украине. Без знания украинского языка вы и не пропадете, но и комфорта не испытаете.

А вот у нас в Белоруссии (точно могу утвержать про Гомель, Гродно и Минск) знание или незнание белорусского языка вообще не будет оказывать на вас никакого влияния (если вы не преподаватель белорусского или диктор на радио/телевидении). За всю свою сознательную жизнь я столкнулся с официальным документом на белорусском языке всего один раз -- это был список кандидатов на распределение весной 1995-го года. Вот это был документ только на белорусском языке (и то это были последствия экстремизма, который расцвел при Кебиче и Шушкевиче, которые Лукашенко еще не успел отменить к тому времени). Все остально было либо только на русском, либо на двух языках. Я никогда за свою жизнь не слышал белорусского языка в разговорах детей во дворах, разговорах людей в троллейбусах/автобусах, в официальных организаторах (нотариус, поликлинники, аптеки, больницы, военкоматы) -- никто никогда(!) не разговаривал на белорусском языке.

Я вот лет пятнадцать назад был в Севастополе. Тогда, как мне показалось, в Крыму было почти такое же отношение к украинскому: никто в Крыму им не пользуется, но язык это государственный.

Анонимный комментирует...

>>то это были последствия экстремизма, который расцвел при Кебиче и Шушкевиче, которые Лукашенко еще не успел отменить к тому времени

Вот вот, экстремизм начался после Кебича и Шушкевича, при Лукашенко, и вы при нем живете, он и стал повседневным, незаметным. Заметить можно если пожить не в Беларуси некоторое время - пару лет, например. Один президент столько времени - вот где экстремизм.

Евгений Охотников комментирует...

2idispatch:

Я бы предпочел не смешивать два разных явления: белорусский язык и президент всея Белоруси.