четверг, 30 апреля 2009 г.

Такой вот странный праздник – Радуница.

Во вторник в Белоруссии отмечался праздник Радуница (Радоница). Очень специфический праздник. Толпы народу ломятся на кладбища с баулами продуктов и большими запасами спиртного. Накрывают столы рядом с могилами, пьют, едят. Не понятная для меня традиция (в том числе и из-за моего неверия).

Во времена СССР подобные посиделки на кладбищах имели практический смысл. Я помню, как меня родители сразу после работы забирали из детского садика и мы даже не заходя домой отправлялись на кладбище. Поскольку взрослые все были после работы, то им нужно было нормально поужинать. Поэтому и несли с собой целые корзины провизии. Тогда это было понятно. Но сейчас-то зачем?  Насколько я знаю, в России, на Украине, да местами в Белоруссии Радуница отмечается совсем не так.

Несколько впечатлений от посещения кладбищ на прошедшую Радуницу.

Дороги. Погода стояла очень сухая и жаркая. По кладбищу проложено несколько грунтовых дорог – сплошной песок. Очень жалко было смотреть на женщин, которые приехали туда в боевой раскраске, почти в вечерних нарядах, в туфлях на высоком каблуке. И по песку, по уши в пыли… В общем да, две вечные русские беды…

Бомжи допьют. На Радуницу принято наливать и оставлять на могиле рюмку водки. Рядом, обычно, кладут крашеное яйцо, кусок кулича (у нас он называется Пасхой), конфеты. Этот процесс сопровождается шутками о том, что когда все разойдутся придут бомжи и выпьют налитое, и съедят оставленное. В этот раз мне довелось наблюдать за тем, как же это происходит. Два относительно молодых парня (наверное, в районе 30), вполне приличного вида, ближе к вечеру обходили могилы недалеко от нас. Ничуть нас не смущаясь. Один что-то собирал (уж не знаю, крашенные яйца или конфеты). А второй сливал содержимое рюмок в литровую пластиковую бутылку. И все так просто, обыденно, размеренно, неспешно. Сюрреалистично, в общем.

Старые надгробия. Бродить по старым кладбищам интересно. Когда-то в детстве мы с отцом попали на заброшенное старое немецкое кладбище в Советске (он же Тильзит). Помнится, там были могилы времен 17xx-18xx годов, хотя дело было давно, могу и соврать. Здесь в Гомеле (по крайней мере на тех кладбищах, где довелось побывать на Радуницу) таких старых могил нет. Но даже когда находишь надгробия, которым около ста лет, все равно возникает очень необычное чувство прикосновения к истории:

Интересная форма надгробия. Рядом было еще несколько похожих памятников, но надписи на них уже почти не читались.

А вот свидетельство того, как уважительно относились в XIX-ом веке к профессии “инженер” (у этой могилы сохранился только постамент памятника):

А вот это, пожалуй, самая старая из тех, что я нашел:


Ну и вообще. Впечатления от посещения кладбищ со временем меняются. Раньше я вообще не часто туда наведывался. Лет с восьми родители меня на Радуницу уже не брали (сначала учился во вторую смену, потом сам отказывался). На похороны родственников я старался не ходить – бзик у меня такой, если не вижу человека в гробу, то и воспоминания о нем остаются как о живом… Но в последние годы, после смерти отца, а потом и тестя, приходится посещать эти места регулярно.

Раньше было проще. Не так серьезно все воспринималось. Иногда даже настроение поднималось – к могиле отца нужно идти мимо довольно большого скопления еврейских захоронений. Некоторые сочетания фамилий, имен и отчеств там такие, что просто отпад (прошу на меня не обижаться, обычно я не антисемит :) ). Помню, приезжаешь на могилу на девять дней, на сорок дней. На душе паршиво. А идешь обратно, прочитаешь пару убойных имен-отчеств – и жизнь продолжается :)

Теперь сложнее. Приезжаешь на кладбище на Радуницу с родственниками. Раньше они постоянно здоровались со всеми подряд (Гомель вообще большая деревня, а уж такой деревенский район, как наша Белица и подавно). Сейчас уже не столько здороваются, сколько обращают внимание на свежие могилы тех, с кем здоровались раньше. А года два назад меня самого нехило пробило: совершенно случайно наткнулся на могилу одноклассницы, о которой с момента окончания школы ничего не слышал. Погибла в 32 года, вместе с ребенком и своими родителями… В общем, “Смерть есть смерть, и до нее какое-то время” (М.Жванецкий).

Ну и чтобы закончить не на такой трагической ноте, эпитафия с одной из могил Александро-Невской Лавры (взято здесь):

Прохожий, бодрыми ногами
И я ходил здесь меж гробами,
Читая надписи вокруг,
Как ты сейчас мою читаешь.
Намек мой понимаешь?
Прощай же, до свиданья, друг.

Отправить комментарий